Пилат

«Видя, что ничего не помогает и даже начинается мятеж, Пилат велел принести воды и, умыв руки свои перед народом, сказал: “Не повинен в крови я Этого Человека. Смотрите сами!”» (Мф. 27:24, ИПБ; см. также Мф. 27:11–26).

Если бы Пилат с самого начала проявил твердость, отказавшись осудить человека, которого нашел невинов­ным, он бы разорвал роковую цепь, сковавшую его угрызениями совести и чувством вины до конца жизни. Если бы он поступил согласно своим правильным побуждениям, иудеи не осмелились бы диктовать ему свою волю. Христа все равно казнили бы, но в этом не был бы повинен Пилат. Однако правитель предпринимал шаг за шагом, заглушая свою совесть. Он отказался вынести справедливый беспристрастный приговор и теперь оказался практически беспомощным в руках священников и правителей. Его колебания и нерешительность свидетельствовали о его крахе (Желание веков, с. 732).

В страхе и самоосуждении Пилат взглянул на Спасителя. Из огромного множества обращенных к нему лиц только на Его лице было спокойствие. Казалось, вокруг Его головы сияет мягкий свет. Пилат сказал в своем сердце: «Он – Бог». И, повернувшись к толпе, правитель произнес: «Я чист от Его крови. Возьмите Его и распните. Но… я заявляю, что Он – праведник. Пусть Тот, Кого Он называет Своим Отцом, судит вас, а не меня за то, что совершается теперь». А Иисусу он сказал: “Прости меня, что я поступаю так. Я не могу спасти Тебя»...

Пилат желал освободить Иисуса. Но он видел, что не может сделать это и одновременно сохранить свое почетное положение. Чтобы не потерять мирскую власть, он решил принести в жертву невинную жизнь. Как много людей подобным образом жертвует принципом, чтобы избежать утрат или страданий! Совесть и чувство долга указывают один путь, а своекорыстие — другой...

Пилат подчинился требованиям толпы. Чтобы не потерять свое положение, он предал Иисуса на распятие. Но… то, чего он боялся, постигло его впоследствии. Он лишился всех почестей и высокого поста; терзаемый укорами совести и муками уязвленной гордости, вскоре после распятия Христа Пилат покончил с собой. Итак, всех, кто идет на компромисс с грехом, постигнут скорбь и погибель. «Есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их — путь к смерти» (Притч. 14:12) (там же, с. 738).

Анонсы